Кленуша
Мышьяк Арсений
19.03.2017 в 02:56
Пишет fearitha:

Жестокое насилие
На самом деле, если уж что-то ограничивать, как графическое изображение жестокости, небезопасное для психики детей, так это не фанфики и не жесткую порнуху, а историю английского языка.

Вообще, как английский язык докатился до такого всего? Когда-то была Британия с ее коренным населением, кельтами, и были у них, понятно, кельтские языки - если быть точным, то кельтские племена Англии назывались бриттами, и языки, соответственно, бриттские. Когда в первом веке римляне завоевали Англию, бриттские языки начали обогощаться латинизмами. Собственно, Британия - это и есть "земля бриттов".

Oh wait.

То есть, вообще, конечно, это сегодня черта с два без поллитры разберешься. Современное "Британия" у нас безусловно взято из латыни, вопрос в том, откуда это взяли сами римляне. Судя по греческому "Nesoi Brettaniai", это местное слово, но вот какое? Одна версия говорит, что это пиктское "раскрашенные", то есть собственно пикты, и на остальное население оно расползлось именно благодаря внешним захватчиком (ну, "Британия" - земля раскрашенных людей, а значит, люди, там живущие - бритты, "жители Земли раскрашенных людей", вне зависимости от того, пикты они или нет). Выглядит это диковато, конечно, но сравните это с современными "англичанами": англичане - этнос, населяющий Англию, Англия - земля англов, хотя как раз формирование современного английского этноса по сути постепенное исчезновение как раз англов (которые сменились англосаксами уже к десятому веку, и для "коренного население Англии" в русской уже литературе чаще использовался термин "саксы"). Второй вариант, конечно, сводится к тому, что Британия - это название земли, и так далее; пиктский язык для сильных обобщений изучен, мягко говоря, недостаточно - когда он был жив, его никто особенно не изучал (потому что в десятом веке нашей эры с лингвистической школой в Европе были известные проблемы), а сейчас поздно, потому что носителей нет, а богатой письменной культуры пикты не оставили.

И все было бы отлично, и разговаривали бы в Англии, которая никогда бы не стала "Англией", оборотами вида "Be ydy eich enw chi?" ("Как ваше имя?", валлийский), и были бы там топонимы типа "Llanfairpwllgwyngyll" (есть более длинная форма Llanfairpwllgwyngyllgogerychwyrndrobwllllantysiliogogogoch, но это новодел, девятнадцатый век, ради туристов) но в шестом веке Англию завоевали собственно англы и саксы. Это были германские племена, соответственно, язык у них был германской ветви. Он чуть-чуть загрязнился местными кельтизмами, но немного, и был нормальный такой западногерманский язык, "типа" (потому что это, конечно, было очень давно) немецкого, с падежами, грамматическими родами и вот этим всем. Там было и своих латинизмов преизрядно, потому что ну Европа западнее Польши вообще забита латинизмами, конечно. Это староанглийский язык, Old English; из бриттских языков до наших дней дожил валлийский. Еще есть бретонский и корнский, но это уже так. Ирландский и гэльский - это соседняя ветвь.

И все было отлично, но в одиннадцатом веке Англию завоевали норманны. Это было германское племя, подвергшееся французской ассимиляции (вообще-то, конечно, французы - это само по себе германское племя, подвергшееся кельто-романской ассимиляции, но немного раньше), но так или иначе язык у них был совершенно другой, нормандский диалект (старо)французского. Нормандский - это романский язык (типа французского и испанского), со своими фишками и приколами. И вот это вот принесли в качестве официального языка в германскую Англию. Оттуда в грамматику английского пришла тонна всего, включая новые частицы (пресловутое '-ess', например, для указания на женский род; у германцев было -a/-an для мужского и -e/-en для женского), но весь этот ужас начал потихоньку смешиваться. То есть, где-то говорилось так, где-то эдак, а при дворе вообще разговаривали на нормандском, но потихоньку все как-то привыкали. Для полноты картины надо добавить, что делопроизводство вообще велось на латыни, потому что оно в двенадцатом веке вообще во всей Западной Европе (кроме, пожалуй, южной части Иберийского полуострова, там, как известно, своя специфика) велось на латыни.

Для понимания. Представьте себе, что Россию заполонили люди, не имеющие никакого, в общем, представления о структуре русского языка, не учившиеся в школе, говорящие в норме на каком-нибудь литовском, и не умеющие читать (век действия - этак двенадцатый, но языки, для простоты, современные - хоть, конечно, это и сон разума), причем они не как монголы, а пришли и остались. Литовский - язык балтийской группы (староанглийский - германской), русский - язык славянской группы (нормандский - романской). В литовском есть склонения, а то как же, но они работают по другому принципу, чем в русском, и указания на грамматический род устроены иначе, и словарь формировался по другой языковой группе. А для делопроизводства все равно используется финский какой-нибудь. И вот этим вот взаимно неграмотным людям пришлось друг друга учиться понимать.

Собственно, на выходе получилось просто. Разные флексии стали взаимно упраздняться, потому что понимания они не добавляли. Это, понятно, процесс не год длящийся, и не десять, так что какие-то слова, образованные по германским или романским принципам, дожили до наших дней. Т.е., отпадание флексий (изменяющих частиц) произошло не от хорошей жизни, а потому что никто точно не знал, а как правильно-то. При этом, делопроизводство велось вообще на латыни, что добавляло радости. По дороге, например, местоимения превратились в артикли - "the", в частности, происходит от староанглийского 'se', "тот" - под влиянием французского оно превратилось в thæt, "данный конкретный" и уже без гендерной окраски (в староанглийском 'та' было бы 'seo'), оттуда оно превратилось в 'the'. Это так называемый среднеанглийский, Middle English, язык Чосера. Но Чосер - это уже начало кодификации (и возникновение литературного языка), а исходно-то речь о суржике, когда два человека, плохо знающие язык друг друга, пытаются договориться, неверно применяя те или иные частицы, а зачастую и вовсе их отбрасывая и используя базовые формы (ну, русский в примере выше превратится во что-то типа "я понимать ты, ты понимать я, ты работать, я платить" - ну, мы все знаем эти фокусы, их часто для комедийного эффекта используют; ну вот в английском к Чосеру это уже стало практически нормой языка).

Потом вся эта сборная солянка потихоньку варилась в себе, появились письменные кодификации (словари составили, иначе говоря, и стали учить формальным способом). Да, еще там по дороге случился Великий сдвиг гласных, благодаря которому понять, как английское слово произносится по написанию, невозможно. Плюс, английский окончательно заменил и нормандский при дворе, и латынь в делопроизводстве. К семнадцатому веку сложился так называемый ранний современный английский, язык Шекспира. В принципе, при хорошем знании современного английского, Шекспира уже можно читать с листа без словаря и глосс. Но все-таки еще не очень удобно. Современный английский, в который пришла еще тонна заимствований из кучи языков, в том числе колониальных, сформировался примерно к девятнадцатому веку.

А современные борцы за чистоту русского языка, те, которые плачутся, мол, русский язык убивается неграмотными людьми, просто не понимают, что такое настоящая жесткость.

URL записи

@темы: intresting