Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: эти невероятные люди (список заголовков)
14:22 

Мышьяк Арсений
Бэйл о роли Моисея:

— Ридли Скотт сказал, что для него вы воплощаете собой суть Моисея.
— Сомневаюсь, что это комплимент. Мужик был, скорее всего, шизофреником и редким варваром. Но интересно следить за тем, как в нем происходили перемены. Я понимаю и принимаю тот факт, что он является пророком практически всех основных религий. Описание его жизни получило феноменальный резонанс в развитии всемирной истории. Тем не менее Моисей — само противоречие. Он совершил много ошибок в жизни, был страстным человеком, вспыльчивым, резким, склонным к эгоистическим импульсам. Он вырос в среде, подпитывающей все перечисленные качества.
Стиль жизни, который Моисей знал с раннего детства, будучи вторым после Бога для окружающих, позволял ему чувствовать себя неуязвимым. И когда он осознает свое предназначение, то окончательно меняется. В этот момент и начинают проявляться те противоречия, о которых я говорил. Он знает о той несправедливости, которой подвергаются люди, и готов дойти до экстремальных состояний, чтобы исправить положение вещей. Моисей был человеком, ведущим очень беспокойную жизнь, человеком, сомневающемся в себе, с жесточайшим темпераментом. Он был и убийцей, и тем, кто защищал народ от безжалостного фараона. Он был тем, кто казнил пленных, и тем, кто освободил от рабства 400 тысяч человек.
Jnc.

Наконец хоть кто-то это сказал! А то Ридли Скотт же молчит как партизан, и правильно, сами должны думать. Потому что и критики, и зрители приняли фильм в штыки, причем одной из претензий был невразумительный Моисей. А он и есть невразумительный, герой с тысячью обличий, снедаемый своими сомнениями — тем мне и нравится. Он готов сделать выбор, принять веру, но только сам — не просто воин, но принц.
Ну, и еще на провал фильма в прокате, по-моему, повлияло то, что Скотт дал зрителю выбор — смотреть ли на демонстрируемые чудеса с точки зрения религиозной или атеистической. Большинству зрителей этот прием не пришелся по вкусу. Зато я наслаждаюсь, потому что мне нравится смотреть этот фильм с различных ракурсов, в каждом есть что-то свое.
Шизофреник — как раз-таки точка зрения атеиста-Бэйла (и Скотта самого тоже; и отчасти моя в отношении конкретно этого фильма), но не стоит цепляться к словам, суть в этой цитате, ИМХО, в другом)

Когда же появится режиссерская версия? И надо бы наконец посмотреть фильм в оригинале полностью, а не маленькими отрывками — ради чистоты восприятия, на самом деле дубляж достойный.

@темы: movie, эти невероятные люди

15:09 

lock Доступ к записи ограничен

Мышьяк Арсений
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
19:52 

lock Доступ к записи ограничен

Мышьяк Арсений
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
01:31 

Еще немножко Чапека

Мышьяк Арсений
Я не собираюсь здесь возражать против смерти как тако­вой, а лишь против злоупотребления ею, и вовсе не против злоупотребления в реальной действительности (каждый умирает только раз, тяжко и мучительно), а против страш­ного злоупотребления смертью в речи и на письме. Пора­зительно, как легко и охотно умирают в литературе. Если завести статистику смертности в художественных произведениях, получатся кошмарные цифры: сердца разрываются от горя с пунктуальной точностью адского механизма, любое самоубийство удается, любая болезнь победоносно и преждевременно ведет к намеченной цели. Умирают по мановению пера, для развязки, ради эффектно­го конца. Человек стреляется лишь по той роковой при­чине, что доиграл свою роль в романе, вешается из траги­ческого убеждения, что во всяком рассказе должен быть финал, умирает в тот самый момент, когда это необходимо, чтобы распутать сюжет. Но, право же, я никак не могу признать стремление к драматической напряженности достаточно сильным нравственным аргументом для умерщ­вления героя. Я решительно отрицаю неограниченное право автора на убийство. В большинстве случаев писатель совершает его, чтобы скрыть слабость, несостоятель­ность собственной концепции. Скажем, героиня произносит что-то о любви и разочаровании, а затем берет и стре­ляется. Не застрелись она, стало бы совершенно очевид­ным, что ее красивые слова насквозь фальшивы. Иной раз герой должен погибнуть лишь потому, что судьба не пре­доставляет ему иного выхода, но не умертви его автор — все бы поняли, что на самом деле он мог найти иной выход, то есть жить. В жизни тоже есть напряженность, действие, драматизм. Большинство кризисов и судеб не только на­чинается, но и завершается жизнью, более того, в жизни они и находят разрешение. В конечном счете, признаком под­линности в литературе является не смерть, а жизнь.

(с) К. Чапек "Смерть"

Таки сходные идеи всегда идут ко мне косяками, но, по моему глубокому убеждению, хорошие мысли должны повторяться неоднократно, поэтому не могу не дать ссылку на статью замечательного автора Laurelin S., чьи рассуждения на ту же тему увидела совсем недавно.

@темы: эти невероятные люди, quote, intresting

BitterSleep

главная